«Интеллектуал в России сегодня не может позволить себе молчать» Владимир Мирзоев. Монолог для «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2022/02/26/monolog-dlia-novoi?utm_source=tw&utm_medium=novaya&utm_campaign=prichinoy-voyny-yavlyaetsya-zhelanie-monarha

Попробую взглянуть на ситуацию как бы из будущего. С точки зрения грядущей истории Путин оказался идеальным инструментом дальнейшего разрушения Российской империи, идеальным героем, чтобы поссорить нас со всем миром, поступившись интересами России — экономическими, политическими, социальными.

То, что происходит — преступление не только против Украины и украинского народа, но и против России и народа России. Последствия этой агрессии будут чудовищны для всех нас. Мы в одно утро оказались в положении изгоя, который принес миру большую беду.

Теперь изменится все: тяжелые для экономики санкции ударят по каждому гражданину России. Сейчас население в восприятии происходящего делится примерно поровну, но думаю, что очень скоро половина россиян, которые сегодня поддерживают агрессию, на своей шкуре почувствуют цену этой агрессии.

Да, Советский Союз не назывался империей, но на самом деле это была реинкарнация Российской империи, просто называлась по-другому.

СССР по всему миру затевал гибридные и прочие войны и пытался приобрести себе союзников силой оружия. Достаточно вспомнить Венгрию, Чехословакию, Афганистан. Эта империя так и называлась на Западе — «империя зла».

Распад этой империи длился весь XX век, а сейчас в результате путинской авантюры должен продолжиться. Возможно, он произойдет из-за экономической изоляции; мы ведь на 70 процентов зависим от нашего экспорта углеводородов. Но при введении эмбарго никому это будет не нужно, наша экономика превратится в недоразумение. Страна не может жить без экономики, государство не может жить без экономики, но Путин сделал все для того, чтобы произошел окончательный распад Российской империи.

Я могу понять его травму от распада родной страны. Человек, который учился в школе КГБ и прошел все этапы нейролингвистического программирования, разумеется, был страшно травмирован концом Советского Союза. Он это называет «величайшей геополитической катастрофой». И мне даже понятно его желание воссоздать страну, которая была им утрачена как целостная родина, утрачено само понятие, которое было ему дорого.

Ошибка Путина в том, что он не понимает, что новый союз был бы возможен в ХХI веке и даже желателен для многих стран — при условии, что Россия была бы демократической, сильной, истинной республикой, в которой сильный парламент, разделение властей, соблюдение закона, мощные государственные институты. Если бы Россия была богатой и успешной экономически, она стала бы сильнейшим магнитом и для Украины, и для Грузии, и для Казахстана. И этот союз демократических стран можно было бы назвать Российской конфедерацией.

Но поссорив нас с целым миром и с нашими ближайшими соседями, Путин сделал этот союз невозможным в перспективе столетия.

Может быть, если «спецоперация» закончится быстро, то этот союз через два-три поколения опять будет возможен. Но скорее всего должно пройти гораздо больше времени, прежде чем раны затянутся, и шрамы не будут нам напоминать об этом событии 2022 года.

Проведя в своем кресле двадцать лет, получив монархические полномочия, разрушив все государственные институты, Путин встал на путь всех диктаторов: он сам оказался единственным из институтов. И как любой диктатор в позиции, когда он окружен холуями, двадцать четыре часа в сутки говорящими ему, что он гений, он все эти годы не усложнялся, а упрощался. Человек в такой ситуации деградирует очень быстро.

А параллельно процессу деградации диктатора усложнялась страна, усложнялось общество. Как диктатор, изолированный от общества, может управлять огромным, сложным обществом? Никак. Значит, у него остается единственный шанс — упростить это самое общество, сделать так, чтобы оно тоже деградировало. Война верный способ — это обрушение общества в архаику и возможность заткнуть любого, кто поднимает голос против. Потому что тот, кто говорит что-то против власти диктатора во время войны, становится предателем нации.

Возможно, это сильные слова, но я думаю, что Путин уже другой. Ему совсем непонятны чувства людей. Он не способен выйти из своего воображаемого мира и попасть в мир реальный, где есть горе людей, где есть убитые, раненые, где есть эмоции, чувства, понимание реальной истории. Он целиком поглощен своей миссией, он находится в воображаемом мире, считает, что целиком прав, и изнутри этой правоты генерирует зло. Это ужасно само по себе, то, что такой человек может распоряжаться нашими жизнями, жизнями людей в Украине, судьбами мира, может угрожать ядерным оружием.

Но мы (имею в виду, мои коллеги, режиссеры, люди театра) должны продолжать свою работу, потому что это единственное, что мы умеем делать. Наше дело публичное, наше дело влияет на умы и сердца. Мне кажется, важно, чтобы спектакли, фильмы, книги, которые сейчас возникают, не игнорировали проблему, чтобы они с этой ситуацией работали. Нельзя опускать руки, нужно продолжать. Но нужно вести серьезный разговор с миром и говорить честно и открыто о том, что происходит. А это можно и нужно делать через искусство.

Сейчас во властных структурах много разговоров о том, что на государственные деньги нужно исполнять исключительно полезное государству в их, чиновников, понимании. Госденьги — госзаказ. Но это не государственные деньги, а деньги наши. Я никогда не считал, что кормлюсь с руки государства, когда делаю что-то в государственном театре. Эти деньги платит публика, с которой я работаю, эти деньги платят налогоплательщики, к которым я себя отношу. Я плачу довольно большие налоги всю свою жизнь.

Другой вопрос, что ресурс монополизирован, что он как бы захвачен, как захвачено само государство. И это — преступление против народа и Конституции, каким является война.

Будет ли спецоперация долгой и изматывающей или короткой, я не знаю. На этот вопрос даже военные эксперты не смогут ответить, это зависит от многих обстоятельств. Думаю, что Путин и его генералы рассчитывали, конечно же, на блицкриг, думали, что за считаные дни закончат, как они называют, демилитаризацию Украины. Но если Украина будет сопротивляться так, как она сопротивляется в эти первые дни, если рядом с армией встанут еще сотни тысяч мужчин и женщин, которые с оружием в руках будут отстаивать свою свободу, думаю, это не будет короткой прогулкой. Это может длиться долго, принести многие жертвы.

Россия же никогда не побеждала в таких войнах. Но ретроградное мышление, которое свойственно Путину, все эти «половцы и печенеги» у него в голове не дают ему возможность увидеть панораму современности, понять направление жизни, направление истории. Он в этом смысле похож на наших генсеков советских, желавших повернуть сибирские реки. Это мышление, не позволяющее ему заглядывать в будущее, он весь в прошлом, умом и сердцем, и это прошлое ему ничего не подсказывает, кроме желания вернуть то, что вернуть невозможно. Потому что распад империи абсолютно неизбежен и логичен, все империи распадаются в силу своей природы.

Советская империя ничего не могла дать миру и своим сателлитам, своим провинциям, кроме рабства и утопической мечты о коммунизме. Российская империя тем более ничего не может принести, у нее даже проекта нет, политического или социального, есть только коррупция, мафиозные практики, архаичная структура власти. То есть смысла в завоевании новых территорий нет никакого, кроме крестьянского желания разжиться землицей.

Никто не посягал на наши рубежи. Украина не член НАТО, никаких натовских ракет там не стоит и не стояло бы в течение еще многих десятилетий. Кроме того, НАТО — оборонительный союз. До этого НАТО сокращалось. НАТО, которое противостояло Советскому Союзу, было совсем другим по количеству вооружений и войск, чем современное, почти все сократилось в разы, это знают военные эксперты. Но сейчас как раз в силу того, что делает Путин, НАТО, естественно, будет вдоль наших границ в десятикратном количестве располагать свои армии.

Причиной «спецоперации» является желание монарха оставаться в своем кресле вечно. Других причин не вижу.

Путин превратил Россию в унитарное государство, невероятно централизованное, такое государство стать национальным не может по определению: регионы чувствуют себя ущербными. Империя растет экстенсивно, то есть вширь. Тут ошибка по всем фронтам. Ошибка политическая, антропологическая, ошибка историческая, географическая, экономическая и т.д. Все это непонимание истории, непонимание интересов своей страны.

В этих обстоятельствах людям, испытывающим антивоенные настроения, особенно трудно. Конечно, персональные тактики могут быть разные. Кто-то уедет, как это делали немцы в тридцатые годы прошлого века, многие просто не смогут здесь жить, им будет стыдно оставаться в стране-агрессоре. Кто-то просто ляжет на дно и будет пережидать эти времена, такая внутренняя эмиграция, эскапизм того типа, который был свойственен советским интеллектуалам. Когда интеллигентные люди шли работать дворниками, кочегарами, истопниками, лишь бы не иметь ничего общего с государством.

Есть очень важная тактика. Тактика открытого разговора. Испытанная советскими диссидентами, которые гласно и громко настаивали на соблюдении закона, человеческого, не только правового. Выбрать эту тактику смогут позволить себе самые сильные и самые смелые, настоящие патриоты, ведь она чревата тем, что люди будут садиться в тюрьмы и рисковать жизнями и семьями. Но я уверен — мы увидим эту тактику нарастающей во времени.

Есть толстовский девиз: «Делай, что должно, и пусть будет, что будет». Так вот — откровенный разговор о том, что происходит, это и есть «что должно». По крайней мере, интеллектуал сегодня в России не может себе позволить молчать. Может быть, до сегодняшних дней мог, но больше не может. Тактика компромисса сегодня невозможна, тактика замалчивания ситуации невозможна.

Почему? Потому что она саморазрушительна. Говорю прежде всего об интеллигенции, о тех, кто рефлексирует, о тех, кто ситуацию может понять. Потому что огромная часть российского общества находится в заблуждении, людям промыли мозги, и они не видят истины. Но интеллектуал, умеющий работать с информацией, заблуждаться не может. Или это добровольное заблуждение, «стокгольмский синдром», или осознанный компромисс с преступниками. Иначе невозможно.

Но что такое интеллектуал? Интеллектуал — это человек, который занимается педагогикой, человек, который пишет книги, человек, который снимает кино, делает спектакли. Роль интеллектуала позволяет разгонять тьму, просвещать людей, которые, даже имея интернет, не могут дотянуться до правдивой информации.

Это и есть функция, миссия интеллектуалов в стране, особенно в такие кризисные, страшные моменты, какие проживаем сегодня.

Я знаю, что компромисс для художника разрушителен. Я знаю, что если ты закрываешь глаза на реальность и позволяешь себе морочить голову или сам себя морочишь, ты не можешь оставаться честным художником, просто теряешь свой дар, разрушаешь его. Я мало что люблю в этой жизни так сильно, как свою профессию, я по-настоящему счастлив, когда мне удается заниматься творчеством.

Я могу работать бесплатно, могу работать на крошечных сценах, где сидит 30 человек. Я готов снимать кино бесплатно, пользуясь крошечным бюджетом.

Но есть несколько вещей, которые для меня являются абсолютной ценностью, — моя семья, мои любимые, близкие, моя страна, мой язык, который люблю, ценю невероятно — я из него вырос, из этого языка, из этой культуры, она меня сформировала, и это искусство, которым я занимаюсь. И я знаю, что если буду молчать, если буду себя морочить, самообманом заниматься, я все это потеряю. Потому что моя родина не только земля и люди, которые живут во мне, моя родина — все поколения авторов, писавших книги, моя родина — те писатели, которые были репрессированы, Пушкин, интеллектуально противостоявший монархии… И если потеряешь эту родину, будешь просто стоять на земле — безмолвно и бессмысленно.

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *